Обратно в календарь

Метаморфозы Черного квадрата. Трактовки произведения Малевича в искусстве Эстонии

Метаморфозы Черного квадрата. Трактовки произведения Малевича в искусстве Эстонии

Время: 20.03.15–09.08.15  11:00–18:00

IV этаж, крыло A, кабинет графики

Настоящая выставка – скромная дань почтения 100-летию иконы искусства ХХ века, произведения «Черный квадрат» Казимира Малевича (1878–1935). Не претендуя на исчерпывающий обзор, экспозиция, тем не менее, предлагает интригующую и разноплановую подборку трактовок «Черного квадрата» в работах художников Эстонии.

     Малевич датировал «Черный квадрат» 1913 годом, когда в сотрудничестве с живописцем и музыкантом Михаилом Матюшиным и поэтом Алексеем Крученых была создана футуристическая опера «Победа над Солнцем». Именно со своими геометрическими эскизами для сценографии этой постановки он связывал зарождение идеи «Черного квадрата». Само же произведение было написано, очевидно, летом 1915 года как визуальный манифест супрематизма – живописной системы, созданной Малевичем. «Черный квадрат» явился здесь воплощением отказа от традиции искусства как подражания природе и стремления утвердить независимые законы абстрактного искусства. Малевич впервые выставил супрематические работы в декабре 1915 года на «Последней футуристической выставке картин «0,10» [ноль, десять]» (Петроград), поместив при этом «Черный квадрат» в красный угол, возвышающимся над остальными работами. Изображение «Черного квадрата» было помещено и на обложку брошюры «От кубизма и футуризма к супрематизму: новый живописный реализм» (1916), воспевающей данное произведение как «первый шаг чистого творчества в искусстве».

     «Нуль форм», визуальная tabula rasa «Черный квадрат» – изображение предельно простое и в то же время открытое для различных значений: для автора это был первоэлемент нового искусства и в то же время символ бесконечного потенциала эстетики авангарда. В 1920-е годы Малевич разрабатывал супрематизм в качестве универсальной системы, модели для преобразования жизненной среды, охватывающей как претворенные в жизнь оформления (городского) пространства и дизайн предметов, так и утопические проекты новой архитектуры и космических аппаратов. Ядром эскизов Малевича нередко выступал мотив черного квадрата; художник делал авторские повторения своего ключевого произведения (известны повторения 1923, 1929 и около 1931 гг.) и использовал его изображение в качестве подписи своих писем и работ. Знак черного квадрата носили на рукавах ученики Малевича; черный квадрат был изображен над головой усопшего на гробе художника и на его надгробном памятнике.

     Таким образом, «Черный квадрат» стал важной частью авторской мифологии Малевича, а в более широком плане – произведением, символизирующим радикальность авангарда, которое невозможно обойти при разговоре как о модернистском, так и постмодернистском искусстве. Повторения «Черного квадрата» выполняли уже ученики Малевича при его жизни; более поздние трактовки – как в русском, так и западном искусстве – сложно перечесть. «Черный квадрат» превратился в краеугольный камень современного искусства, о который «спотыкается» каждый молодой художник: осмысляя, но и протестуя против него как фетиша арт-мира через акты деконструкции. Благодаря многочисленным посвящениям и цитатам «Черный квадрат» уже давно покинул поле значений, некогда приписанных ему автором: он превратился в самостоятельный персонаж, живущий своей жизнью в работах других художников. Этот процесс метко обобщило название выставки «Приключения “Черного квадрата”» (2007, Русский музей), косвенно вдохновившей идею данной экспозиции.

     Свой вклад в «нарратив черного квадрата» внесли в разное время и в разных видах визуального искусства и художники Эстонии, демонстрируя подходы, характерные для разных авторов и эпох.

     Современников Малевича из Группы Эстонских Художников интересовали в русском авангарде прежде всего кубофутуризм и конструктивизм. Тем не менее, на постоянной экспозиции KUMU находим небольшой мотив черного квадрата: брошь героини работы Арнольда Акберга «Вид с Тоомпеа» (1924). В «Конструкции» (1928) Акберга на данной выставке черный квадрат – ядро, из которого вырастает композиция. Мотив черного квадрата или прямоугольника в довоенной книжной графике связан, скорее, с геометрической эстетикой международного авангарда – но в формировании последней сыграл немаловажную роль ученик Малевича Эль Лисицкий.

     Первым из художников Эстонии систематично исследовать и популяризировать идеи Малевича – правда, уже в послевоенный период – начал Леонхард Лапин. Его концептуализм во многом исходит из супрематизма, в нем можно найти как героизирующие, так и ироничные трактовки «Черного квадрата». В серии «Формуляры» (2004) Андреса Тольтса, единомышленника Лапина времен арт-группы SOUP ’69, черный квадрат – один из многих мотивов, сюрреалистическим образом вторгающихся в бюрократический мир советских бланков. В качестве более ранней, но скорее вероятной, чем прямой отсылки к «Черному квадрату» можно рассматривать иллюстрацию Юло Соостера для сборника «Физика: близкое и далекое» (Москва, 1963), визуализирующую последовательное получение информационных единиц: остается спорным, насколько автор имел в виду произведение Малевича. Проблему неизбежной ассоциации черного квадрата с Малевичем в современном культурном сознании выявляет проект «Политика пространства» (2014) Фло Касеару (в сотрудничестве с Александром Рослиным, Яаном Рыымусом и Рональдом Уусом), в рамках которого на оставшееся свободным пространство колонки объявлений газеты «Õhtuleht» помещался черный прямоугольник или квадрат.

     Для инсталляции «Рассеивание черного квадрата» (2008), возникшей в результате одной сессии принтерной распечатки, Kiwa искал прежде всего простую визуальную форму с однородной поверхностью, которая в процессе расходования краски принтерной кассеты изменяла бы цвет и в конце концов «исчезла». Неизбежное соотнесение с работой Малевича здесь лишь усилило тему сведения изображения к нулю. На превращение «Черного квадрата» в архетип, который невозможно обойти при рассмотрении тем пустоты, исчезновения, но и бесконечности, указывают также медитативно-созерцательные работы Атса Нукки. Другие экспонирующиеся здесь работы Kiwa развивают связь «Черного квадрата» с темой пустоты в ключе ироничной игры, затрагивая среди прочего проблему превращения произведения Малевича в контексте современного потока информации и поп-культуры в пустое означающее. В активный контакт с «Черным квадратом» вступает «Казнь» (2006/2008) Виллема Яху, инсценирующая крайнюю степень противостояния авторитету, где следующий возможный шаг – «убийство отца».

     Работа «Стартовая поза» (2009) Энна Пыльдрооса не интерпретируется однозначно как цитата «Черного квадрата», но хорошо соотносится с тематикой «Черного квадрата» как «точки старта» современного искусства. Более острую социальную тему привносит диптих Алексея Гордина: «Черный квадрат» (2014) относит к виду, открывающемуся перед заглядывающим в помойный контейнер бомжом. Работа-жест «Absolute Nafta I» (2003) Ханно Соанса – посвящение иконокластической акции Александра Бренера, который в 1997 году нарисовал зеленый знак доллара на оригинале Малевича с целью критически разоблачить превращение наследия центральной фигуры авангарда в денежный эквивалент. В свою очередь, Соанс нанес золотой знак доллара, ассоциирующийся как с деньгами, так и иконами, на произведение классика эстонского минимализма Сирье Рунге.

«Черный Кот Малевича» (2006) Сирьи-Лийзы Ээльма – художественный проект-исследование, наслаждающийся игрой со связями, возникающими между различными изображениями и словами. Исследование-анализ в игровом ключе осуществляет в «Деконструкции «Черного квадрата» Малевича» (2000/2010) Янно Бергманн, выводя в духе теоретических таблиц Малевича формулу потенциальных элементов его собственной работы. Фотодиптих Тани Муравской, специально выполненный для этой выставки, развивает тему идентичности, поднятую в ее более раннем автопортрете из серии «Позиции» (2008), сопрягая тематику тела художника и символику «Черного квадрата» как воплощения конфликта, но и несгибаемости, а также устремленности вперед.

Выставку сопровождает подборка литературы на тему «Черного квадрата» в библиотеке Художественного музея Эстонии. Выражаем благодарность Леонхарду Лапину

Куратор выставки: Эльнара Тайдре

Художники-оформители: Рауль Кальво и Хелен Оя

Графический дизайн: Кюлли Каатс

Выражаем благодарность: Тартуский Художественный музей, Национальная библиотека Эстонии, Янно Бергманн, Маре Винт, Алексей Гордин, Фло Касеару, Kiwa, Таня Муравская, Атс Нукки, Ханно Соанс, Ааро Сосаар, Сирья-Лийза Ээльма, Виллем Яху

Leonhard Lapin. Black Square. 1980. Intaglio. Art Museum of Estonia